24 сентября, 2020
Игорь Юшков

Если Лукашенко не договорится, бензин в Беларуси подорожает

Если Минск и Москва ни о чем не договорятся и Лукашенко продолжит отказываться покупать российскую нефть, то Белоруссии грозит рост цен на бензин.

В преддверии встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина, которая должна пройти сегодня в сочинском пятизвездочном «Гранд Отеле», свой комментарий сделал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности (РФ) Игорь Юшков.

В Белоруссии уже стала появляться информация, что ряд заправок «Лукойла» на ее территории ограничили покупку топлива в одни руки для легкового и грузового транспорта. В самом «Лукойле» накануне рассказали, что недополучают топливо для своих АЗС в Белоруссии с местных НПЗ и ведут с ними диалог для снятия ограничений на заправках. Пока ситуация выглядит не критической, но если у НПЗ будет дефицит сырья для переработки, то это сразу почувствуют простые белорусы. Учитывая, что Белоруссия – важный поставщик нефтепродуктов на Украину, дефицит и рост цен может перекинуться и на украинский рынок.

«В Белоруссии довольно низкие цены на бензин для страны, которая не перерабатывает собственную нефть. Если ситуация не сдвинется с места, то рентабельность нефтепереработки Белоруссии снизится и цены на бензин вырастут», – говорит Юшков.

Даже если Белоруссия найдет сырье у альтернативного поставщика, оно будет дороже российской нефти, а из более дорогого сырья будет получаться более дорогой бензин. Бюджет Белоруссии также будет недополучать деньги. «Как минимум потому, что белорусам придется перерабатывать свою нефть для внутреннего рынка, а раньше они ее отправляли в Германию, и бюджет получал экспортную пошлину от продажи 1,6 млн тонн нефти», – поясняет отраслевой эксперт.

При этом Лукашенко объясняет населению, что во всем якобы виновата Россия.

«Лукашенко воспринимает ситуацию как красную черту – если сейчас не остановить потери от налогового маневра, то дальше будет все хуже и хуже. И надо будет повышать цены на нефтепродукты. А повышать цены в сельскохозяйственной Белоруссии опасно, особенно когда летом хотят устроить выборы. Поэтому Лукашенко так пытается отстоять интересы Белоруссии», – считает эксперт ФНЭБ.

Что касается претензий к нефти, поясняет Юшков, то во всех документах по поставкам нефти говорится об индикативном балансе нефти. Это означает, что Россия берет на себя обязательство предоставить возможность для транспортировки этого объема нефти, но не означает обязательства поставить. «Транснефть» возможность для прокачки 2 млн тонн в месяц Белоруссии предоставляет, а Минск уже сам решает, покупать или нет. Ежегодно Россия и Белоруссия подписывают индикативный баланс на 24 млн тонн, но на белорусские НПЗ поставляется всегда 18 млн тонн, так как больше они не могут переработать.

Актуально:  Путин оценил отношения России с США на «троечку с минусом»

Мощности для прокачки нефти у России имеются. А поставки нефти в Белоруссию с нового года прекратились, потому что белорусские компании не сошлись в цене с российскими компаниями. «Идет обычный торг: «Белнефтехим» отправляет заявку в Роснефть на закупку нефти по своим условиям, Роснефть отвечает, что продаст, но на других условиях», – говорит Юшков.

Заявление Лукашенко о том, что Россия продает нефть по ценам выше мировых, а Минск просит продавать по мировым ценам, к реальности не имеет никакого отношения.

«Сомневаюсь, что Лукашенко не понимает, о чем идет речь. Он хочет создать впечатление, что как будто российские компании прибавляют к мировой цене, по которой Россия продает нефть Европе, и сверху несколько долларов за каждую тонну и по этой цене готовы продавать белорусам. Хотя в реальности все по-другому», – отмечает эксперт ФНЭБ.

Как объясняет Юшков, есть мировая цена на нефть – 477,6 доллара за тонну (с 15 декабря по 14 января). Из нее вычитается экспортная пошлина, которая в рамках налогового маневра в России составляет 78,5 доллара за тонну (с 1 февраля), и получается цена на сырье для Белоруссии, которую предлагают российские нефтяники – 399,1 доллара за тонну. Но если бы не было налогового маневра, то экспортная пошлина составила бы примерно 82,5 доллара за тонну. И вот Минск начинает препираться, что он хочет скидку не на 78,5, а на эти 82,5 доллара за тонну.

Другими словами, Россия по-прежнему предлагает Белоруссии нефть по цене существенно ниже мировой. Только в 2019 году скидка больше, а в этом году из-за начала реализации налогового маневра она оказалась примерно на четыре доллара меньше. Минск на это не согласен и требует прошлогодней цены.

Первоначально – еще в прошлом году – Белоруссия требовала от России предоставить компенсацию из российского бюджета для своих НПЗ из-за того, что им придется покупать российскую нефть в 2020 году по цене выше, чем в 2019 году. Москва ответила категорическим отказом.

Поэтому Минск начал торговаться уже непосредственно с российскими нефтяными компаниями, чтобы они за свой счет вернули белорусам прошлогоднюю скидку на сырье. Но коммерческие компании идти на снижение своей маржи не хотят. На первый взгляд, речь идет всего о дополнительной скидке в четыре доллара с каждой тонны, при поставках 18 млн тонн это 72 млн долларов. Но с каждым годом эта сумма будет расти, а в 2024 году экспортная пошлина станет нулевой. Кроме того, надо понимать, что в рамках налогового маневра российские нефтяники по мере снижения экспортной пошлины начинают больше отдавать в виде НДПИ. У коммерческих компаний, в отличие от государства, нет никакого желания за свой счет спонсировать белорусскую экономику.

Актуально:  Зеленский: Я не чувствую Путина как партнера

«Для Белоруссии потери пока тоже не столь значительны, но Лукашенко понимает, что если это сейчас не остановить, то через четыре года налоговый маневр приведет к тому, что российская нефть будет для них уже реально по мировым ценам. Удавка на белорусской экономике будет затягиваться с каждым годом. Более дорогая нефть приводит к снижению рентабельности белорусских НПЗ и снижению доходов белорусского бюджета», – говорит Игорь Юшков. Новополоцкий НПЗ «Нафтан» еще в 2018 году показал убытки, а у Мозырского НПЗ прибыль упала в 38 раз (более свежих данных еще нет).

Еще один бенефициар дешевизны российской нефти, рассказывает Юшков, – компания-посредник в Европе. Белоруссия продает ей нефтепродукты по цене ниже рыночной, а она перепродает бензин по рыночной цене в Великобританию и Голландию. У этого посредника, который может быть аффилирован с неким белорусским бизнесменом, формируется огромная маржа. При этом Украине белорусы продают нефтепродукты по рыночной цене без всяких посредников прямо потребителям.

Пойдет ли Россия навстречу Лукашенко – большой вопрос. «Сначала нас обвинили в том, что мы пытаемся Белоруссию захватить, потом в том, что пытались навязать нефть по цене выше мировой. Если мы пойдем на уступки, то это будет некрасиво с точки зрения имиджа. И непонятно, ради чего идти навстречу Минску, какие профиты получит Россия?»
– говорит Игорь Юшков.

В политическом плане Лукашенко продолжает политику многовекторности. В экономическом плане он может предложить России продать белорусские НПЗ или согласиться на давнее предложение России транспортировать нефтепродукты через российские порты. Но готов ли на это пойти Лукашенко, особенно перед выборами – не факт.

«Масштабные дотации в энергетике не приводят к политической лояльности. Мы это проходили и на примере Украины, и теперь это видно на примере Белоруссии. Поэтому какой смысл нам дотировать Белоруссию? Есть пример американцев, которые политическую лояльность конвертируют в экономическую прибыль: если вы наши союзники, то покупайте у нас СПГ. А у нас обратная модель, и она явно не работает», – заключает собеседник.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *