14 июля, 2020

«Идеальный шторм» для Си Цзиньпина

Внутри китайского истеблишмента назревает масштабное выяснение отношений.

Сегодня Китай считается наиболее пострадавшим от начавшегося в нем же — причем еще до эпидемии — кризиса. Согласно данным статистического ведомства КНР около 25% тамошней промышленности вообще не было обременено заказами и простаивало, а глобальный кризис лишь спустил этот пузырь на девять процентных пунктов за первый квартал. Поэтому, учитывая, что промышленность недозагружена уже много лет, постоянно муссируемый Пекином тезис о ее "восстановлении" и "отложенном спросе" выглядит весьма странным. Сильнее всего к этому моменту просели текстильная отрасль — на 10,5%, производство продуктов питания — на 12,4%, оборудования — на 9%, автомобильная промышленность — на 21%.

Иными словами, нефтяной (скорее выгодный для энергозависимой КНР) и вирусный шок лишь спровоцировал сход лавины. Без пандемии это мог быть обычный капиталистический кризис перепроизводства, однако уханьский вирус и связанные с ним сюжеты, включая вопросы о его происхождении, создают новую ситуацию вокруг Китая и в нем самом.

Во внутреннем аспекте эта диспозиция выглядит как борьба за власть внутри китайской элиты между национально-ориентированными и глобалистскими элементами. Вторую партию при этом поддерживают, похоже, зарубежные китайцы. Во внешнем аспекте новая диспозиция напоминает формирование антикитайской коалиции государств, жаждущих компенсаций за социально-экономические эффекты пандемии, что в Пекине вызывает тревожные ассоциации с началом прошлого века.

Для начала взглянем на то, как отношения с Западом рассматриваются сегодня китайским официозом. 15 апреля на официальной странице Восточного боевого округа Народно-освободительной армии Китая в соцсети WeChat вышла статья, озаглавленная цитатой Мао Цзэдуна "Отбросить иллюзии — готовиться к войне!". В ней, в частности, утверждается, что в 2008 г., чтобы спасти США и весь мир, генсек Ху Цзиньтао (предшественник Си Цзиньпина) запустил печатный станок. Это подрезало китайский экспорт из-за роста зарплат и себестоимости китайской продукции и сделало Китай потребителем мирового импорта, прежде всего американской продукции: деньги печатали для американской экономики, надевая долговую удавку на собственных детей и внуков. Уже спустя год, осознав, к чему ведет такая комсомольско-троцкистская политика самопожертвования Китая и сгорания его "в топке мировой революции", национальные силы выдвинули в вожди патриотичного Си Цзиньпина.

Новый лидер не собирался бросать Китай в топку глобализма. Более того, объявил о строительстве зоны юаня в одном отдельном взятом проекте — "Экономическом поясе Шелкового пути". В этом якобы состоит коренной перелом китайской внешней политики — и с ним связаны растущие претензии Запада к Китаю, а также его подготовка к реальным боевым действиям.

 О новой опиумной войне, символом зла в которой является ухмыляющийся коробейник Трамп, в кризисном Китае не пишет разве что ленивый. А в ряды готовящих интервенцию стран записаны теперь не только "американские марионетки" вроде Тайваня, Японии, Южной Кореи и Сингапура (который в КНР пытаются замазать в распространении эпидемии — вдруг кто поверит), но и ключевые торговые партнеры Пекина. Включая, что примечательно, и Москву, обвиненную в распространении антикитайских предрассудков. К слову, ей тоже начали вспоминать участие в захвате и уничтожении Китая более ста лет назад.

Масла в жертвенный огонь российско-китайской дружбы неожиданно подлил олигарх Олег Дерипаска. В своем личном телеграм-канале переживающий нелегкие времена магнат написал: "Миллионы пострадавших от вируса во всем мире хотят получить ответ на вопрос: как это стало возможным и откуда взялся этот вирус? И они вправе требовать расследования. Происходящее сейчас в мире — это биологический Чернобыль".

Дерипаска подчеркнул, что "все больше людей" прислушиваются к версиям, вроде озвученной бывшим советником президента США Стивом Бэнноном. Он прикрепил к сообщению ссылку на интервью, которое Бэннон дал каналу Fox News (и вот кто теперь продолжит доказывать, что никакой связи между россиянами и кампанией Трампа не было и нет?). В этой беседе экс-стратег Белого дома также назвал коронавирус "биологическим Чернобылем" и заявил об ответственности китайских властей за распространение заболевания.

Актуально:  Как с Украиной. «Мягкая сила» США выдавливает Россию из Беларуси

Во внезапно проснувшийся гуманизм Дерипаски верится с трудом — похоже, это попытка встроиться в транснациональную коалицию, способную потеснить китайские корпорации, заставив Пекин заплатить за гигантские потери от вирусного апокалипсиса. В особенности это актуально для нищающей на глазах России. Сама по себе РФ слишком слаба и, как показали боевые действия против Турции в Ливии, слишком отстала, чтобы схватиться даже с получившим пробоину Китаем. Отсюда и это призывное мурлыканье, обращенное в первую очередь к Соединенным Штатам, а конкретнее — к Республиканской партии.

Наблюдается формирование антикитайской коалиции государств, жаждущих компенсаций за социально-экономические эффекты пандемии, что в Пекине вызывает тревожные ассоциации с началом прошлого века. Фото: EPA/UPG

Помощник президента США по национальной безопасности Роберт О’Брайен не исключает, что в отношении зарубежных активов Китая по итогам судебных разбирательств могут быть предприняты какие-то действия в связи с утверждениями о сокрытии Пекином данных о новом коронавирусе. А американский штат Миссури уже взял да и сам подал в суд на Китай из-за коронавируса. При этом ранее республиканец Тед Круз, проявляющий завидную активность в вопросах ответственности Пекина за коронавирус (равно как и в сохранении на повестке дня иранской темы), внес законопроект о санкциях против чиновников КНР, препятствовавших раскрытию информации о коронавирусе, который имеет неплохие шансы на принятие.

Американцев можно понять — они пострадали от пандемии не меньше Китая, хотя еще недавно намеревались выиграть у него торговую войну, в которой (самой по себе) больше явно нет потребности. Да и Трампу нужна отдушина: готовившийся к легкому переизбранию против социалиста Сандерса на фоне растущего фондового рынка 45-й президент буквально попал под шлагбаум форс-мажоров. Тем более что аргументация его политического фланга не лишена рационализма. Сколько можно отдавать "фабрики, заводы, пароходы" в Китай? — спрашивают избиратели. Как можно было согласиться с переходом в зону экономического влияния Пекина всей Африки? Пустить китайцев в Новую Зеландию, Австралию и ОАЭ, страны, связанные с Америкой военными обязательствами? Зачем давать возможность китайцам установить в Европе (не говоря уже о Канаде) хоть малую толику оборудования 5G дотационной корпорации Huawei? Почему Google не прекращает отношений с Huawei, почему Apple не выносит производство из Китая, а Тайвань не наказывает Foxconn серьезными санкциями за наращивание производственных мощностей за счет размещения оных на территории Китая? Тайвань в этой риторике фигурирует как жертва американского "глубокого государства", которое принуждает все более националистическое руководство острова мириться с прокитайским влиянием в ООН и ВОЗ, притом что с вирусом республика справилась куда лучше континентальной диктатуры. Ведь еще 31 декабря прошлого года правительство Тайваня предупреждало ВОЗ, что неизвестный вирус вызывает атипичную пневмонию. ВОЗ же заявила, что такого письма никогда не было. Однако позже Тайбэй обнародовал его. Поэтому в ходе ряда встреч в Вашингтоне тайваньские чиновники язвительно заявляли, что китайские коммунисты институционально неспособны говорить правду.

В целом с точки зрения американского правого фланга Китай, глобализированный американский бизнес в сфере высоких технологий и значительная часть вашингтонского чиновничества — одна команда, которая должна заплатить за свои очередные художества. По-видимому, на чем-то подобном Трамп и будет выстраивать свою кампанию по переизбранию. Правда, уже в апреле, как следует из отчета торговой палаты США в КНР, 24% американских компаний намеревались частично прекратить закупки из Китая, а 12% заявили о планах переноса части производства.

Другое дело, что в подобной логике, а именно требования компенсаций, у Трампа впервые могут появиться союзники на мировой арене. Так, недавно к клубу стран, которые хотят облегчить многострадальный Китай от денег в отместку за эпидемию, присоединилась Австралия: ее министр иностранных дел Мэрис Пэйн заявила, что настаивает на открытом расследовании событий в Ухане, последствиями которых стал коллапс экономики западных стран. При этом потери Австралии, буквально наводненной китайскими мигрантами, в ходе эпидемии коронавируса на конец апреля не достигли еще и ста человек. Ангела Меркель призвала Китай раскрыть всю информацию о происхождении коронавируса — неудивительно, ведь в минувшем квартале экономика ФРГ потеряла приблизительно 10% ВВП.

Актуально:  Как Лукашенко пытается исправить собственные ошибки

В общем, претензии к КНР имеются уже у шести государств глобальной лиги — США, Великобритания, Израиль, Франция, Австралия и Германия. Не будем забывать и о традиционных американских союзниках в регионе, о которых теперь придется вспомнить и Дональду Трампу — Японии, Республике Корея, Тайване и Сингапуре. А также Гонконге, где оппозиционных к Пекину муниципальных депутатов теперь задерживают под предлогом нарушений правил карантина. В общем, самое время для игры на исторических аллюзиях

Поэтому неудивительно, что идеологические отделы КПК мгновенно вбросили в социум образ так называемой "Коалиции восьми держав". Причем этот конструкт нового союза неблагодарного Запада против Китая в стремлении получить компенсации за коронавирус оказался настолько популярным, что мгновенно перекочевал из китайских изданий и блогов на страницы американской FT.

Напомним, что Альянс восьми держав предпринял вторжение в Пекин в 1900 г., воспользовавшись в качестве повода актами агрессии участников Боксерского восстания против иностранцев в императорском Китае. Вторжение окончательно добило суверенитет Китая и его финансовую систему, а спустя 11 лет в стране началась Синьхайская революция. Эта аналогия столь проста, что способна быстро стать мейнстримом и в китайских, и в западных СМИ. Между тем до каких-то реальных военных действий, несмотря на перманентный троллинг США со стороны Китая (такой как создание виртуальных районов на безлюдных островах в Южно-Китайском море), как и всегда ранее, скорее всего, не дойдет.
Дело в том, что, с одной стороны, экономическая база для подобных авантюр со стороны КНР заметно ослабла. Так, доходы госпредприятий Китая рухнули в первом квартале на 60%, а ВВП важной провинции Хубэй сократился на 40% по итогам карантинной блокады региона в первом квартале 2020 г. Хотя объем иностранных инвестиций в Китай в первом квартале сократился всего на 10,8%, до $31,2 млрд, но в целом китайская экономика просела за квартал на 6,8% — это худший результат за 40 лет.
Поэтому власть вынуждена оглядываться на общественные настроения, которые, несмотря на усилия пропаганды, отнюдь не склоняются в пользу глобальной войны с Западом. Скорее всего, придется даже потратить деньги на ту же Италию, которая должна была стать золотым мостом для Пекина в Западную Европу, но превратилась в арену жуткой трагедии, в которой прямо или косвенно виноват Китай.

С другой стороны, позиции самого Си Цзиньпина, который решил сыграть то ли в императора, то ли в продолжателя дела Мао, отнюдь не так крепки, как ему хотелось бы думать. В коронавирусной катастрофе его группировка пытается обвинить региональные партийные элиты из условной старой обоймы — открытых миру комсомольцев поколения Дэн Сяопина, которых постоянно хватают по популярным обвинениям в коррупции. К примеру, оба недавно арестованных замминистра МВД Китая принадлежат к так называемой старой шанхайской группе выходцев из примыкающей с севера к Шанхаю провинции Цзянсу. В новом руководстве КПК им противопоставлена группа выходцев из Чжэцзяна, примыкающего к Шанхаю с юга, который длительное время возглавлял сам Си Цзиньпин, — это так называемая "Новая армия Чжэцзяна", или "новые шанхайцы". В то же время "старые шанхайцы" пользуются поддержкой со стороны руководителей комсомольской организации, а также премьера Ли Кэцяна. Обе эти группы противопоставляют себя Си.

Так что вскоре все это напряжение выльется в масштабное выяснение отношений внутри китайского истеблишмента, ареной для которого традиционно избран Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей. Паралич глобального проекта китайской экспансии, неясности с причинами пандемии, ожидания руководителей государственных и частных корпораций и вероятное обнищание китайского среднего класса — все это может сыграть с генсеком злую шутку, помещая его в центр идеального шторма.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *