15 июля, 2020

Игорь Драко: Если противоречия между США и Китаем будут нарастать, Беларуси придется определиться, с кем она хочет «дружить сильнее»

Редакция «Политринга» решила запустить весенний опрос экспертов, политиков, общественных деятелей, журналистов, политологов, который посвящён влиянию эпидемии коронавируса на мировое сообщество и нашу страну.

Жизнь мирового сообщества после коронавируса – есть ли она, и какое место в ней займет Беларусь? Поменяет ли наша страна внешнеполитический вектор, осознает ли необходимость ускорения интеграционных процессов, или же пойдет другим путем — на сближение с Западом?

Своим мнением по озвученным вопросам делится публицист Игорь Драко.

— Как изменится мир после пандемии коронавируса? Какое место в нем займет Беларусь?

— Собственно, пандемия, возможно, убедит правительства многих стран, что медицина не может быть услугой, она должна стать системой сбережения людей и, следовательно, важнейшим элементом обеспечения национальной безопасности.  Что касается чисто политических последствий, то мы их уже видим: условный коллективный Запад под предводительством США хочет наказать Китай за несвоевременную и необъективную информацию о распространении вируса. Большая война, надеюсь, не начнется; Китаю будет предложено заплатить за убытки, которые понесла мировая экономика (прежде всего, ее западные бенефициары). Не уверен, что Китай сможет достойно противостоять: внутреннее потребление пока не способно держать экономику страны, а реальных сильных союзников для «бодания» с Западом/США у Китая, вообще говоря, нет (но обиду Китай затаит).Экономические последствия, они двух типов: чисто вирусные и кризисные. Вирусные, понятно, касаются перелетов, поездок, туризма в целом и прочего из сферы услуг (развлечения, рестораны и т.п.). Но ведь и без коронавируса экономический кризис нам обещали если не к осени этого года, то к весне следующего (вирус лишь передвинул дату). И тут самое лучшее, что могло бы произойти с миром, это – разделение на макрорегионы с максимальной возможной долей самообеспечения.А Беларуси, если противоречия между США и Китаем будут нарастать, придется определиться, с кем она хочет «дружить сильнее». Пресловутая «многовекторность» прощается, когда время мирное, и главенствуют принципы «свободного рынка», в предвоенную эпоху такое не допускается. Внутри страны нам следует приготовиться к немалым сложностям в экономическом плане.

— Кризисные обстоятельства последнего времени показывают очевидные выводы: различные тактические разногласия между РФ и Беларусью — это ничто по сравнению с глобальными вызовами. Приведет ли эта ситуация к ускорению интеграционных процессов?

— Ускорение интеграционных процессов в рамках Союзного государства возможно, если вопрос станет, как его недавно по другому поводу задавал Александр Лукашенко: «Что жрать будем?» Или в том случае – что тоже фантастика – если американцы захотят (у нас же теперь будет их посол) так влиять на Беларусь, чтобы она открыто становилась анти-Россией; а это автоматически угроза лично Лукашенко – тогда он подпишет с Россией что угодно, только бы остаться главой Беларуси. К тому же, и России сейчас не до игр в интеграцию, потому что, во-первых, у самих проблемы, а во-вторых, тамошнее руководство хорошо понимает: интеграция для Беларуси – это когда Россия дает ей деньги и всякие преференции, а Беларусь играет в «многовекторность» с Китаем и США. Вот если мир пойдет по пути создания макрорегионов, и Беларусь окажется с Россией в одном из них, тогда и придет время говорить о новом этапе интеграции, но уже не Беларуси и России, а большего числа стран.  

— Какова вероятность того, что разность в подходах России и Беларуси к борьбе с коронавирусом «развернет» Минск в сторону Запада?

— Я не нахожу связи между проведением парада 9 мая и «разворотом» на Запад. То, что официальный Минск «флиртует» с Западом, это было видно и до коронавируса. Но «продать» Брюсселю или Вашингтону «смотрите, а мы не так, как в России боремся с эпидемией, потому что мы независимые» – по-моему, даже уверовавший в свой дипломатический гений МИД Беларуси не способен на такую эквилибристику.  

Актуально:  Класковский: Неизвестна закулисная часть договоренности

— Какие наступят последствия для Беларуси вслед за переориентацией нашей страны на Запад?

Если там, на условном Западе, готовы взять Беларусь на содержание, то последствия будут одними. Если не готовы, то другими. И переориентация – это что, выход из Союзного государства, ЕАЭС и полноценная граница с Россией? Или переориентация – это сохранять формально статус «союзника» России, но при этом «гадить» ей, где только можно? Так вот даже такая примитивная альтернатива и то уже дает массу сценариев.  

— В случае обострения ситуации с коронавирусом, у кого Беларусь в первую очередь будет просить помощи?

— В первую очередь Беларусь устами президента и чиновников будет лгать своим гражданам и всему миру, что у нас все хорошо. А помощь примет от кого угодно, если мировое сообщество по-настоящему обеспокоится ситуацией с распространением коронавируса в стране.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *