29 сентября, 2020
Лукашенко удивлен

Как и хотел Лукашенко: Для братского народа и цены мировые

Белорусские нефтеперерабатывающие заводы будут покупать нефть у российских компаний по ценам рыночным ценам, — рассказал первый вице-премьер республики Дмитрий Крутой. При этом Минск продолжит работу абсолютно со всеми субъектами нефтяного рынка России.

«Если говорить о договоренности по нефти, нефтяному рынку, то российская сторона согласилась, что белорусские НПЗ будут покупать нефть, по договоренности с российскими нефтяными компаниями, по ценам, которые устанавливаются на мировом рынке».

Он также напомнил, что именно этого неоднократно требовал белорусский президент.

«Белоруссии не нужно никаких специальных, эксклюзивных условий. Мы хотим покупать нефть по мировым котировкам, и не хуже», — подчеркнул он.

Напомним, очередной раунд российско-белорусских переговоров, включающий личную встречу президентов двух стран: Владимира Путина и Александра Лукашенко состоялся в Сочи 7 февраля, однако, очевидно, что добиться скидки на нефть у белорусского лидера так и не получилось.

«Сложившаяся ситуация была не просто ожидаема, она была неизбежна после принятых летом 2018 года решений по новому витку большого налогового манёвра», — поясняет замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.

«В его рамках предполагалось постепенное, до 2024 года, снижение экспортной пошлины на нефть, а также повышение налога на добычу полезных ископаемых. Иными словами, финансово-экономический блок правительства решил перенести основную налоговую нагрузку на добычу, что, по его коллективному мнению, должно было сделать экономику нашей страны менее зависимой от колебаний мировых цен на нефть. Эти изменения вызвали закономерную критику. Одним из пунктов которой был тезис о неминуемом конфликте с Белоруссией».

«Дело в том, что Белоруссия потребляет в год порядка 7 млн тонн нефти, а на свои нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) направляет до 25 млн тонн. Нефть закупается в России. Притом поставляется она без учёта экспортной пошлины. То есть Белоруссия — привилегированный покупатель, который получает нефть дешевле. Примерно две трети получаемых нефтепродуктов отправляются на экспорт. Снижение экспортной пошлины на нефть в России автоматически снижает маржинальность белорусских НПЗ. А затем и вовсе переводит Белоруссию в категорию обычных покупателей».

Дмитрий Родионов: «Что значит покупать «по ценам мирового рынка»?»

Александр Фролов:«Собственно, это неминуемый исход. Белоруссия начнёт получать нефть по тем же ценам, что и прочие покупатели, а не дешевле, как сейчас. Но, строго говоря, окончательно эта ситуация воплотится в жизнь только с 2024 года».

Дмитрий Родионов: «Откуда деньги на нефть по мировым ценам? Белорусская экономика это вообще вынесет?»

Александр Фролов:«Дело не в том, «потянет ли». Дело в желании Белоруссии сохранить дополнительные доходы от дешёвой российской нефти. Но в новых условиях — после завершения большого налогового манёвра — сохранения привилегий для белорусов означало бы, что они получали бы нефть дешевле, чем НПЗ в России».

Дмитрий Родионов: «Крутой отметил, что раньше Минск покупал в основном у «большой пятерки». Теперь будут покупать у других компаний? Почему?»

Александр Фролов:«Не будут. В целом, заявление белорусской стороны прозвучало крайне нелепо, если понимать контекст. Фактически белорусская сторона заявила, что она боролась за сохранение дешёвой российской нефти, чтобы платить за неё по мировым ценам. Кроме как растерянностью от безрезультатных для Белоруссии переговоров такой комментарий объяснить невозможно».

Дмитрий Родионов: «Каким образом российские власти собираются выполнять обещание содействовать, если они говорят, что вмешиваться в рынок не намерены?»

Александр Фролов:«Раньше Белоруссии предлагали в качестве компромисса синхронизировать налоговые кодексы, чтобы у неё появились механизмы, поддерживающие рентабельность нефтепереработки, которые использует Россия. На ранних этапах реализации последний виток большого налогового манёвра потребовал нескольких «костылей», без которых российские НПЗ начали бы работать себе в убыток. Если упростить, то некоторая часть собираемых с нефтяников денег возвращается им при выполнении ряда условий. Но Белоруссия от такого варианта отказалась. Вероятно, её руководству это показалось слишком тесным взаимодействием с Россией. Или же оно посчитало, что не получит таким образом желаемых денег».

» По сути российские компании и предлагали Минску сохранить все по-прежнему», — отмечает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Игорь Юшков: «Но только каждая сторона это по-прежнему воспринимала по-своему. Российские компании имели ввиду — оставить ту же систему ценообразования, которая была и раньше, например, в 2019 г. Она состоит примерно в следующем: от мировой цены на нефть отнимаем экспортную пошлину и получаем цену для Белоруссии. Но с 1 января произошел очередной шаг налогового маневра, и экспортная пошлина сократилась на 5%, а НДПИ на нефть одновременно подрос. Соответственно вместе с экспортной пошлиной снизилась и скидка для белорусов. Российские компании открыто сказали, что хотят сократить прежнюю систему, но объективно размер скидки для белорусов, по сравнению с ценами на внешних рынках уменьшится. В 2019 г. средняя скидка составлял $ 14,7 за каждый баррель. А в 2020 г. при тех же ценах на нефть скидка снизилась бы до $ 13 за баррель. Минск же считал, что «по-прежнему» это когда они конечную цену получают так же как в 2019 г., а сохранить ее нужно за счет отказа российских нефтяных компаний от прибыли при поставках нефти в РБ. Может показаться, что это мелочь, но с другой стороны к 2024 г. налоговый маневр полностью сотрет разницу между ценами внутри ЕАЭС и на внешних рынках, поэтому Лукашенко решил биться за цены сейчас, потому что дальше будет хуже».

«Думаю, что Минск в реальности не будет покупать российскую нефть по тем же ценам, по которым наши компании продают нефть на внешние рынки. Мы по-прежнему находимся внутри ЕАЭС и между нами нет экспортных пошлин. Если бы Минск решил покупать нефть по ценам внешних рынков, то российские нефтяные компании получили бы сверхприбыль, так как те самые $ 10−13 с барреля брали бы себе, а не отдавали бы государству в виде экспортной пошлины. Я думаю, что речь о другом: Минск будет покупать российскую нефть по-прежнему по ценам ниже мировых, но при этом настаивает, чтобы прибыльность поставки в РБ для российских компаний была не выше, чем при поставках на внешние рынки. А так как мало кто понимает подобные нюансы, то заявление белорусских чиновников выглядят очень красивым и гордым жестом. Но статистика Белстата через несколько месяцев покажет этот факт (будут опубликованы средние цены импорта нефти, которые можно будет сравнить со статистикой Минфина РФ о средней цене экспорта барреля Юралса в третьи страны».

Дмитрий Родионов: «У кого именно они будут покупать нефть? Крутой говорит, что не только у «большой пятерки»…»

Игорь Юшков: «Разницы в том, у кого покупать нефть в целом нет. Любая компания будет продавать нефть по рыночным ценам. Более того, чем меньше компания, тем меньше у нее стимулов делать Минску скидку. Большой компании можно предложить участие в каких-то совместных проектах в обмен на дополнительную скидку. А у маленькой компании нет денег на какие-то смежные проекты. Если Минск хочет «наказать» крупные компании за, как считают белорусские руководители, картельный сговор (отказ продавать нефть «Белнефтехиму» по себестоимости), то это его право. Российские компании просто продолжат перенаправлять свои объемы сырья в другие страны. На их экономику это никак не повлияет. Теоретически небольшие компании могут удовлетворить спрос «Белнефтехима» даже в 24 млн. т. нефти в год. Вопрос выбора компаний в данном случае исключительно в русле неких обид белорусского руководства. Но обижаться не на что. Глава «Лукойла» четко сказал — что компании такие же пострадавшие от налогового маневра, как и белорусы».

Дмитрий Родионов: «Заместитель руководителя администрации президента России Дмитрий Козак говорит о содействии, которое российские власти окажут в переговорах Минска с компаниями. В чем оно может заключаться?»

Игорь Юшков: «Российское руководство фактически ничего не будет делать. Это заявление было сделано, чтобы продемонстрировать, что на уровне президента и правительства РФ нет никакого противодействия в вопросе торговли нефтью с Белоруссией. А далее «Белнефтехим» просто должен заключить контракты с российскими компаниями, и нефть пойдет на белорусские НПЗ. Важно понимать, что вся ситуация сейчас воспринимается несколько неправильно: это не Россия отказалась поставлять нефть Белоруссии, это «Белнефтехим» отказался ее покупать у российских компаний по тем условиям в которые всех поставил налоговый маневр

«Белоруссия, как и требовал Александр Лукашенко, получила уникальную возможность закупать нефть в России по мировым ценам», — иронизирует эксперт по проблемам российско-белорусских отношений Дмитрий Болкунец.

«Правда не слышно ликования из окружения первого президента Белоруссии. Невидимая рука рынка будет определять цены. Вопрос о компенсации от налогового маневра по просьбе белорусской стороны снят с повестки дня».

Дмитрий Родионов: «Минск при этом продолжит работу абсолютно со всеми субъектами нефтяного рынка России. Не слишком ли оптимистичное заявление? Они уверены, что со всеми удастся договориться?»

Дмитрий Болкунец: «Предстоит длительный переговорный процесс с мелкими нефтедобывающими предприятиями в России, которые выразят интерес поставлять нефть на белорусские НПЗ. Также нужно будет договориться с доступом этих поставщиков, если такие окажутся, к трубе «Дружба». В ином случае поставлять нефть по железной дороге. В этом тоже есть сложности, связанные с загрузкой путей и отсутствием свободных цистерн для транспортировки топлива. Пока будут вестись переговоры, белорусское руководство может продолжить закупки нефти в Норвегии и купить пару танкеров в США».

Дмитрий Родионов: «Откуда деньги?»

Дмитрий Болкунец: «Александр Лукашенко как человек хозяйственный немного отложил в кубышку и поэтому есть в казне дополнительно 2−2,5 млрд долларов, которые в течение года можно будет отправить на переплату за нефть по мировым ценам. Белорусские автомобилисты первыми ощутят итоги договоренностей. Бюджетники и особенно пенсионеры, учителя, врачи, милиция, армия окажутся самыми незащищенными. Вновь придется рассчитывать только на себя и на дачные участки. Но в этом году у всех граждан республики открывается уникальный шанс изменить судьбу страны на президентских выборах. До этого праздника пятилетки осталось совсем недолго».

Дмитрий Родионов: «Владимир Путин согласился с этим подходом и пообещал, что российское правительство окажет всяческое содействие в работе Минска с российскими добывающими компаниями. Как это понимать? Ранее Козак говорил, что власти не могут регулировать рынок, в чем же будет заключаться содействие?»

Дмитрий Болкунец: «В отличие от командно-административной белорусской экономики, где один человек решает у кого и что покупать и является гуру во всех сферах, в России рыночная экономика. Компании сами решают, что продавать, и никто не вправе навязывать им условия поставки продукции. Могут помогать, но не приказывать. Каждая нефтяная компания, к которой будут обращаться представители от имени Александра Лукашенко, будут сами решать выгодно это или нет.»

Дмитрий Родионов: «Но почему на газ дали прошлогоднюю цену, а на нефть — нет?»

Дмитрий Болкунец: «Контракт по газу пока не подписан. Но все же есть надежда, что это произойдет до конца февраля и цена сохранится на уровне 127 долларов за 1000 куб м, в то время как белорусские предприятия платят 280 долларов. Кто-то ловко умеет снимать сливки. Александр Лукашенко отказался от углубленной интеграции, поэтому вопрос дальнейшего дотирования белорусской экономики снят с повестки дня».

Дмитрий Родионов: «Как, по-вашему, в итоге можно оценить итоги переговоров? Чтя победа? Или это только промежуточный этап?»

Дмитрий Болкунец: «Лукашенко подтвердил свой статус недоговороспособного руководителя. Хоть он и обижается, что «некоторые плявузгают» и так говорят. Но это медицинский факт. С первым президентом Белоруссии каши не сваришь. Дальнейшие переговоры об «углубленной интеграции» в рамках Союзного государства с Лукашенко ушли в бесконечность. Сейчас переговоры спущены на уровень правительства. Закат эпохи Александра Лукашенко выходит на финишную прямую. Белорусский руководитель ехал в Сочи, чтобы окончательно для себя «расставить все точки над i». В течение 8-часового переговорного марафона он смог найти ответы на все свои вопросы. Теперь нужно ждать».

Источник

Актуально:  Лукашенко тоже готовится к транзиту власти?

3 комментария к «Как и хотел Лукашенко: Для братского народа и цены мировые»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *