27 сентября, 2020
Валерия Костюгова

Костюгова: Выход Беларуси из союза с Россией — это война

Оппозиционные политики обязаны принимать участие в президентской избирательной кампании, это их долг, считает политолог Валерия Костюгова. Вместе с тем, она уверена, что эти выборы не станут «судьбоносными», поскольку оппозиция в таких режимах, как белорусский, не может победить на выборах.

«Выход из любого союза с Россией — это фактически гарантированная война»

Главный редактор интернет-издания «Наше мнение» Валерия Костюгова рассказывает в интервью радио Свабода (перевод: Белорусский партизан), почему, по ее мнению, оппозиционные партии обязаны участвовать в выборах, и объясняет, какая идея (антироссийская) может в эту избирательную кампанию стать главной темой и для властей, и для оппозиции.

— С учетом нынешних политических обстоятельств как вы оцениваете идею оппозиции начать процедуру «праймериз» для определения единого кандидата на президентских выборах?

— Мне кажется, она полностью соответствует предвыборной ситуации в Беларуси и состоянию оппозиции и общества. В том смысле, что вряд ли эти выборы будут «судьбоносными», так как оппозиция в таких режимах, как белорусский, не может победить на выборах.

По крайней мере, пока не создались условия для того, чтобы недовольство властями и поддержка оппозиции начали носить массовый характер.

В такой ситуации, я бы сказала, оппозиция обязана выставлять кандидатов, которые будут представлять ту часть общества, которую власть не хочет слышать и не хочет с ней считаться. Политические силы обязаны донести мысль этих людей и представить их.

— Как можно оценить более конкретно именно тот механизм «праймериз», который был выбран создателями этой процедуры? А именно — те проценты, которые отданы интернет-голосованию, встречам в регионах и конгрессу демократических сил.

Уже высказывались предположения, что партийным активистам в этой схеме отдан слишком большой «контрольный пакет».

— Я знаю эту критику. Но не могу сказать, что понимаю, как можно было сделать эту процедуру лучше. Я вижу, что так или иначе это работает, пресса интересуется участниками праймериз. Обычно даже независимая пресса довольно мало пишет о действиях оппозиции, но сейчас мы видим, что процедура праймериз привлекает большее внимание прессы.

— Критика процедуры звучит в таком аспекте, что если бы было просто голосование в интернете — это было бы более демократично и справедливо.

— Надо понимать, что организаторы праймериз формируют команду будущего кандидата, которая будет заниматься собственно самой президентской кампанией, а та компания потребует довольно много личных усилий. Они готовы за эту кандидатуру собирать подписи, стоять в пикетах, даже рисковать своей свободой.

Понятно, что вес их голосов должен быть несколько больше, чем у публики, которая только проголосует за какую-то кандидатуру и даже не факт, что потом поставит за нее подпись.

— Кажется, в этом избирательном цикле как никогда раньше громко слышны голоса тех, кто выступает за игнорирование выборов (не будем говорить бойкот). Или это только впечатление от политизированных социальных сетей, действительно ли на этот раз сторонников неучастия больше, чем обычно?

Когда нет точных социологических данных, мы можем опираться только на косвенные ощущения.

— Мы можем еще опираться на факты. Я согласна, что сейчас сторонников неучастия больше, чем раньше. Ведь раньше были компании, когда с призывом к неучастию выступали сами политики. На этих выборах мы таких призывов не слышим ни от кого, кроме КХП-БНФ. То есть все организованные политические силы, которые имеют активистов, все участвуют и не высказываются за игнорирование выборов.

Что касается личных впечатлений от количества голосов за неучастие в соцсетях — трудно сказать. Это зависит от настройки ленты. У меня нет такого впечатления, что их стало больше.

— Как бы вы ответили на вопрос, почему оппозиционные политики должны принимать участие в этой избирательной кампании?

— Я уже говорила, что фактически это их долг. Они представляют интересы своих избирателей, тех, кто разделяет их ценности. И эти люди никуда не учитываются, никак не представлены ни на каком уровне власти. Для симпатизантов тех партий, которые выдвигают единого, этот вопрос «прадставленности» на общенациональном уровне очень важен.

Но очевидно, что есть люди, которые разочарованы прошлыми поражениями и не хотели бы снова абнадёживаться и снова разочароваться. Новые надежды возникают каждую компанию фактически сами по себе. Такие люди хотели бы избежать нового разочарования и поэтому выступают против участия в выборах.

— Как бы вы оценили позиции других участников оппозиционного поля — прежде всего, «Говори правду» и «Справедливый мир»? Они не принимают участия в общих праймериз, но могут ли они самостоятельно собрать подписи?

— Электорат у этих политических сил — очень разные люди. Правоцентристская коалиция ориентирована на твердо продемократический электорат, который настроен достаточно решительно и хотел бы, чтобы его мировоззренческие ценности были доминирующими в стране.

Здесь есть условие выхода из всех союзов с Россией. Это очень рискованно. Все цифры исследований по поводу общественных настроений говорят, что в Беларуси нет массового желания выходить из союзов с Россией. История показывает, что выход из союза с Россией — это фактически гарантированная война. Две страны попытались это сделать и получили это.

Есть люди (и их много в стране), которые хотели бы совершенно иной политической платформы. Если я правильно понимаю платформу «Справедливого мира», то они ориентируются на электорат, который считает, что у нас государственный капитализм и нам нужно больше социализма.

То есть больше социальной защиты, меньше ориентации на доходы и прибыль. И эти люди тоже хотели бы быть представлены на общенациональном уровне.

В «Говори правду» электорат, полагаю, другой. Думаю, там речь идет о либерализации экономической политики, демократизации, смягчению нравов. Но они не готовы к разрыву отношений с Россией и не готовы к тому, чтобы противостоять властям на Площади.

Ведь, будем откровенны, кандидат, который выдвигается от правоцентристской коалиции, фактически будет обязан призывать на Площадь.

— Президентская кампания всегда была какой-то сквозной идеей. Девизы и лозунги, с которыми оппозиция шла в компании, потом так или иначе как-то влияли на политику властей. Какую идею вы бы посчитали самым нужным, популярным девизом этой компании?

— Я все время нашего интервью говорю о представленности интересов самых разных людей, не учтенных государством. Много социальных групп, чьи интересы вовсе не представлены. Я думаю, это могла бы быть главная тема кампании.

Но, похоже, что пока и Лукашенко, и правоцентристская коалиция основную линию кампании видят как антироссийскую. Кажется, именно это и станет заголовком кампании, и, конечно, повлияет на развитие страны после выборов.

Я имею в виду, что интеграционные отношения с Россией и так развиваются в смысле «регрессивной интеграции». В смысле — мы все больше самостоятельная страна, и Россия все больше самостоятельная страна.

И если этот тренд будет поддержан во время избирательной кампании, то, очевидно, на следующие 5 лет он получит дополнительный импульс.

Источник

Актуально:  Класковский: Людей достала жизнь под правлением Лукашенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *