15 июля, 2020
Аляксандр Рыгоравич

Лукашенко доигрался в союз с Россией

За последние месяцы президент Белоруссии Александр Лукашенко, кажется, занят только тем, чтобы продемонстрировать России готовность обойтись без нее.

Он закупает 80 тысяч тонн норвежской нефти через порт Клайпеды (это меньше 0,5% от годовой потребности, составляющей 18–20 млн тонн, то есть «капля в море»), требует от своего правительства срочно договор на поставку «черного золота» из Казахстана (в Астане заявили, что это возможно только при согласовании сделки с Москвой, поскольку другого транзитного пути в Белоруссию нет), использует применительно к отношениям двух стран весьма сомнительную лексику, и даже удивительно, что он 27 января не оказался в Освенциме вместе с Владимиром Зеленским в гостях у Анджея Дуды.

Зато белорусские источники, в том числе официальные, сейчас активно распространяют информацию, что Лукашенко якобы отказался от приглашения президента России Владимира Путина совместно провести короткий отпуск в Сочи 31 января—5 февраля и предпочел встречу с госсекретарем США Майком Помпео.

Все эти «пляски батьки», видимо, направлены на то, чтобы российский лидер отменил встречу со своим белорусским коллегой. Конечно, это вряд ли произойдет. Хотя перенос встречи на более поздний срок и в другое место (не в Сочи) выглядит все более вероятным.

В 1990-е годы «Аляксандр Рыгоравич» был чуть ли не главным кумиром отечественной «патриотической» общественности, особенно — на контрасте с Борисом Ельциным. Не пил, советское прошлое не хулил, свою страну «приватизировать» не позволил, — «нам бы такого президента!». Особенно такие настроения усилились после создания Союзного государства России и Беларуси в 1997 году: казалось, оформился политический механизм, благодаря которому мечты и планы о «Лукашенко в Кремле» могли стать явью.

Но — не срослось. Да «батька», как выяснилось, и не особо к этому стремился. Даже не потому, что предпочитал синицу в руке журавлю в небе. А потому, что у возглавляемой им Белоруссии всегда был безотказный спонсор и прикрытие — в лице России. А вот у самой России никакого спонсора и прикрытия уже не было.

То есть в Москве и ставки, и риски были не просто на порядки выше, чем в Минске, — это была вообще «другая планета». На крохотную и почти «однотипную» Белоруссию «батькиной» компетенции хватало с избытком (и сейчас хватает). А вот на огромную и многомерную Россию…

Актуально:  Гаспарян: Лукашенко подпишет «стратегию интеграции»

Наверное, оно и к лучшему. Для такой махины, как наша страна, нужно сразу рассчитывать и выбирать правильный курс, с оптимальным балансом потерь и приобретений «вдолгую», а не метаться из стороны в сторону, пытаясь выгадать каждую копейку «здесь и сейчас».

Тем временем «батька» охотно говорит о том, что Россия должна «образумиться и вернуться к нормальным отношениям» с Белоруссией, что и люди, и предприятия, и страны «должны быть в равных условиях», а иначе, мол, что это за «союзнические отношения»? Если это не демагогия, то что это такое?

Вопрос ведь не только в условиях поставки нефти — вопрос в принципе отношений между двумя странами. Если Республика Беларусь — суверенное независимое государство, со своей собственной валютой, законами и налогами (а сейчас так оно по факту и есть), и эти валюта, законодательство и налоги не совпадают и не согласовываются с другим, сколько угодно «союзным», государством, то никаких «равных условий» для граждан и предприятий этих двух стран не может быть по определению.

Речь может идти только о каких-то преференциях, которые устанавливаются де-юре и де-факто — и тем же порядком могут быть изменены или даже отменены. Россия на создание «белорусского оффшора» в режиме «расходы ваши, прибыли наши», с нефтяным блэкджеком и креветками, очевидно, не подписывалась.

Когда в середине 2019 года речь зашла о «транзите власти» и о крайней заинтересованности Путина в том, чтобы на деле объединить Россию с Белоруссией в Союзное государство и стать его главой, Лукашенко, похоже, решил, что под такое объединение может добиться от президента РФ всего, чего захочет. И резко изменил не только риторику, но и переговорные позиции.

Какое-то время ему шли навстречу — даже выделили 640 млн долларов в качестве «компенсации» за нефтяной «налоговый маневр». Но, как известно, аппетит приходит во время еды, и «батька» начал выдвигать новые требования. Например, по безвозмездной передаче белорусской армии новейшей российской военной техники, по строительству АЭС в Гродненской области и так далее.

Последняя по времени личная встреча двух президентов, прошедшая 20 декабря 2019 года перед началом заседания Высшего Евразийского экономического совета в Санкт-Петербурге, какого-то прогресса в решении спорных моментов межгосударственных отношений не принесла, после этого дата следующей встречи неоднократно переносилась.

А 15 января 2020 года в послании Федеральному собранию Владимир Путин внес предложения по изменению Конституции России, которые, по сути, перечеркивают планы Лукашенко сорвать куш, сыграв на сценарии «оформления» Союзного государства.

В итоге не только Александр Григорьевич, но и все 10-миллионное население Белоруссии оказывается перед своего рода «украинским тупиком»: или реальный союз с Россией, или «незалежнасць», которая неизбежно окажется позорным рабством у Запада.

Александр Маслов, Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *