3 декабря, 2020
Лукашенко и пенсионеры

Повезло с народом: Лукашенко не боится пенсионной реформы

Успех на президентских выборах в Белоруссии обеспечен тому, кто объявил повышение пенсионного возраста.
Вот в чём сходство России и Белоруссии? В долготерпении!

Синица в руке всегда предпочтительнее журавля в небе. У нас одни из самых затянувшихся президентских сроков, которые почему-то называются «стабильностью», а бедные люди убеждены, что они заслужили эту бедность и иначе быть не может. И пенсионную реформу поэтому проглотили. А ещё уверовали, что «царь един и неделим» и с ним… хуже не станет. Не лучше, а именно хуже, потому как нас в этом убедили, заставили в это поверить. И если в России до президентских выборов ещё почти четыре года, и даже говорят о «преемственности власти», то в Белоруссии они пройдут уже в 2020 году, предположительно — 30 августа, в аккурат накануне дня рождения Александра Лукашенко, который намерен и дальше бить «президентские рекорды».

И ведь уверен Лукашенко, что в очередной раз победит. Не страшит его ни разлад с Россией, ни подорожание цен и общее снижение уровня жизни населения, как будто белорусское «экономическое чудо» продолжает расти как на дрожжах. Всё равно проголосуют за Батьку, куда им деваться? Не боится даже накануне выборов объявить пенсионную реформу и спекулировать на пенсионной системе, которую по его словам «целесообразно переформатировать». Его указом от 11 апреля 2016 года в стране началось постепенное повышение пенсионного возраста — на полгода каждый год.

Итогом пенсионной реформы станет повышение возраста выхода на заслуженный отдых для женщин с 55 лет (на момент принятия указа) до 58 лет в 2022 году, а для мужчин — с 60 до 63 лет. Почти как в России, по принципу — работай до самой смерти.

И если Путин перед выборами говорил, что пока он президент, никакой пенсионной реформы не будет, то президент Белоруссии обманывать никого не собирается и казаться лучше не пожелал. Сказал устроит пенсионную реформу, значит — устроит.

И вот что говорит сам пенсионер Лукашенко (65 лет) по этому поводу: «Пенсионная система в том виде, в котором мы её сегодня видим, себя изжила. Нам после президентских выборов… всё равно придется этим заниматься. Если мы продолжим работать в таком составе — мы в этом же году, к концу года начнем эту работу». То есть он ни капли не сомневается, что останется президентом и продолжит душить своих пенсионеров.

Аргументация Лукашенко железная: «Надо сделать так, чтобы человек, работая, понимал, что уйду на пенсию — буду больше работать, лучше зарабатывать — на пенсии будет лучше». Опять работа вместо достойного обеспечения. Очень похоже на нас, только откровенно.

Ситуацию в предвыборной Белоруссии для «Свободной прессы» комментирует политолог, эксперт по макро- и микроэкономике Белоруссии Александр Зимовский:

— В Беларуси полным ходом идёт президентская избирательная кампания 2020 года. Кандидат, de facto, там сейчас один, он же действующий президент Александр Лукашенко. Остальные «кандидаты» пока ещё даже не знают, что они тоже будут участвовать в выборах. Им пока не поступило никаких руководящих указаний на этот счёт. Но, терпение и внимание, они всё-таки появятся. Чтоб как у людей.

Никакого тоталитаризма, никакого авторитаризма. Всё чётко в соответствии с Избирательным кодексом республики. Я специально это подчёркиваю, чтобы читатели понимали — в республике не творятся никакие беззакония. Белорусский народ живёт и работает в обычном режиме. Одна кампанейщина сменяется другой, и выборы не ломают общий строй календарных идеологических мероприятий.

Разумеется, есть некоторые флуктуации в этом море спокойствия. Они, обычно, касаются кармана белорусских граждан. В соответствии с концепцией «люди — нефть Белоруссии», местные власти регулярно облегчают кошельки населения. Здесь это называется «поборы», а на языке экономической науки — «неналоговые изъятия». В целом, платят белорусам мало, товарищи «из очень Средней Азии» за такие деньги работать не будут. Их там нет поэтому, в Белоруссии.

В Белоруссии зарплаты в 13 000−18 000 российских рублей за пределами Минска считаются очень хорошими. А для двухмиллионного Минска 30000−35000 рублей реальной зарплаты — это почти счастье. (Собственно, почти как им в России. — Ред.). Если бабушка в деревне выращивает свинью, то её внучка в городе уже относится к местному среднему классу. Ну, а если двух свиней и больше — перед нами завидная невеста, почти «Мисс Белоруссия». От государства полагается социал: бесплатно по очереди пускают в поликлинику, бесплатно в госбольничку, бесплатно учат в школе.

На этом социалистические завоевания времён Советской Белоруссии кончаются. А по карманам простых людей шарит не только наманикюренная длань государства, но и невидимая мозолистая рука рынка. Только что местное начальство узнало, что в Белоруссии очень молоко дорогое. Настолько дорогое, что и президент это заметил. И обратил на молоко внимание правительства. Вроде бы, молоку теперь не поздоровится. В местных газетах как-то глухо об этом пишут.

Пенсионный возраст, святое завоевание советских времён, давно аннулирован, а льготы советские отобрали и того раньше. Прошло это совершенно безболезненно. Массового сопротивления народа, как против монетизации льгот в России, в Белоруссии не было и в помине.

Такая людская покорность позволяет некоторым самым смелым местным экспертам язвительно объяснять регулярный успех руководителя республики на выборах тем, что «ему с народом повезло». Мол, «дурак народец, скотинка бессловесная». И сразу приводят в пример куда более сознательных французов («жёлтые жилеты»), которые взяли Макрона за ноги и вытрясли из него пенсии и выступили против пенсионной реформы. Или горячих чилийцев, которые из-за подорожания проезда в метро на три копейки, за неделю добились изменений в конституции. А в Белоруссии бензин дорожает каждую неделю, и никто даже не дёргается.

Я тут категорически не согласен с критиканами. Логика властей безупречная: на машину нашёл, и на бензин найдёшь. Не найдёшь — ходи пешком, здоровее будешь. Это подход правильный, люди его понимают. Тем более, что сосед-водила тепловоза тебя всегда поддержит ведром государственной солярки. И дешевле, чем на государственной заправке. Наивное, не артикулированное толстовство, или пассивное непротивление злу насилием в Белоруссии широко распространено. И если белорус работает за небольшую зарплату, то, как правило, одной рукой. Потому что другая у него всегда в кармане, в виде фиги.

Например, только что власти объявили, что недавно введённая новая хвалёная белорусская пенсионная система себя изжила. Все сразу поняли: возраст пенсионный опять повысят, а реальные пенсии опять урежут, проведут новую пенсионную реформу. Полагаете, пошли бунтовать? Автомобили переворачивать? Да ни Боже мой. Тот же подход белорусы практикуют и к прочим валящимся на их головы инновациям, порождённым местным административным восторгом. И это для интеграционных процессов очень позитивный сигнал.

Почему? Да потому что, когда белорусам объявят, чисто гипотетически, что их нынешняя маленькая государственная система себя изжила, всё будет воспринято с полным пониманием. И все белорусы дружно впишутся в новую большую и добрую государственную систему, спокойно и по-деловому. Так что не надо тут сарказма «повезло-не повезло». Народ, может, и толстовец, но он ещё и источник власти, и по понятиям, и по конституции. Не надо плевать в источник. Пригодится ещё.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *