23 сентября, 2020
участники праймериз от оппозиции Беларуси

Важные вопросы участникам праймериз от оппозиции Беларуси

Шесть человек поборются за выдвижение в качестве единого кандидата от оппозиции на будущих президентских выборах. Кого выберет оппозиция, станет известно в мае.

А пока можно узнать о видении участников праймериз путей экономического развития страны.

Каким вы видите решение вопроса с импортом нефти?

Алексей Янукевич — заместитель председателя Партии БНФ

Статус-кво зависимости от России, который мы имеем на сегодняшний день, — плохой. Стране нужны новые контракты и новые объемы нефти. Потому что и Мозырский, и Новополоцкий нефтеперерабатывающие заводы должны работать с максимальной загрузкой. Поэтому если сегодня этого сырья не с России и когда Москва даже блокирует возможные поставки из Казахстана, нам нужны альтернативы. И они есть.

Мы знаем, что есть предложение госсекретаря США Майкла Помпео обеспечить Беларусь нефтью по конкурентной цене. Норвежская нефть — тоже приемлемая альтернатива. Можно думать и о давальческой сырье. Цена может быть выше, но в любом случае это те расходы, на которые Беларусь неизбежно должно пойти ради энергетической, более широкой экономической и национальной безопасности.

Ольга Ковалькова — сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» (БХД)

Необходимо избавляться от зависимости от одного монопольного поставщика. Это вопрос национальной безопасности. Я считаю, что можно наладить постоянные альтернативные пути доставки нефти и нам следует выбрать наиболее выгодные из них. Тем более что потребности внутреннего рынка в 3−4 раза меньше того, что мы импортируем из России.

Однако основная проблема заключается в наполнении бюджета и выпадении доходов от экспорта продуктов нефтепереработки. Выходом из этого являются структурные реформы и отказ от дотаций убыточным предприятиям, развитие малого и среднего бизнеса, привлечение иностранных инвестиций. А это, безусловно, предусматривает защиту права частной собственности и независимые суды.

Юрий Губаревич — глава движения «За свабоду»

Во всем мире экономика устроена так, что страны, которые сами не добывают нефть в больших объемах, не экспортируют нефтепродукты. Они покупают нефть за границей и перерабатывают, чтобы обеспечить топливом потребности внутреннего рынка. А мы до сих пор жили так, как будто добывали много нефти. Просто потому, что получали ее дешево, считай, из скважины в Кремле.

Эта схема была выгодной. Но она сформировала экономическую и политическую зависимость от России. А еще угрозу независимости Беларуси, которую Москва в конце концов решила забрать взамен дешевой нефти. Выход — продолжать покупать российскую нефть, потому что она будет выгоднее любой другой по логистике и наша нефтепереработка пока технологически завязана именно на нее. Покупать по договорным ценам для внутренних нужд.

Тогда новый президент Беларуси не будет стоять на коленях в Москве, как Александр Лукашенко, по его же признанию.

Павел Северинец — сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» (БХД)

Во-первых, нужна диверсификация. Возможность получать нефть из различных источников поможет не зависеть от одного поставщика. Через порты Литвы, Латвии, Польши можно приобретать норвежскую и американскую нефть через Украину — нефть из стран Персидского залива, Азербайджана и, возможно, Казахстана. Плюс Россия, по мировым ценам.

Нужны трубопроводы к портам, так железной дорогой дорого и неудобно. За тридцать лет независимости это давно надо было сделать. Теперь Александр Лукашенко расплачивается за то, что не послушал Зенона Позняка, который говорил об этом постоянно. И нам нужен упор не на количество переработанной нефти, а на качество переработки, тогда снизятся расходы на сырую нефть, а прибыль вырастет.

Анна Канопацкая — экс-депутат

Главное, понимать, что импорт нефти должен быть бизнесом, который будет приносить доход. Поэтому возможно создание международного консорциума, который бы включал и вовлекал в работу наши нефтеперерабатывающие заводы. Возможна передача их в доверительное управление какой-либо корпорации — участнице консорциума либо продажа акций частникам.

При этом можно посмотреть вокруг, на то, как действуют соседние государства, где имеются не используемые в полном объеме нефтеперерабатывающие заводы, тот же порт в городе Клайпеда или Мажейкяй. Сегодня государственному уму сложно понять, что надо будет делиться и прибылью, и собственностью, но в дальнейшем нефтеперерабатывающие заводы, которые будут эффективно работать, будут создавать добавленную стоимость и платить налоги.

Это намного лучше, чем НПЗ, на модернизацию которых ушли деньги, но они мало того что не зарабатывают, так еще и потребляют деньги из бюджета.

Николай Козлов — председатель Объединенной гражданской партии

Сначала надо разобраться с тем, где вообще деньги от нефтепереработки. Куда потрачены нефтяные сверхдоходы, которые мы получали от переработки нефти и продажи нефтепродуктов?

Что касается непосредственно импорта нефти, у нас есть соседняя Россия, где пока еще много нефти. Почему бы там не покупать? И если она нам устанавливает мировые цены, надо учиться перерабатывать и получать прибыль в таких условиях. Потому что мы видим, что любые другие договоренности влекут за собой требования поступиться суверенитетом и независимостью.

В этом случае следует помнить про бесплатный сыр и мышеловку. И если нам важна независимая суверенная Беларусь, значит, у нас должны быть нормальные рыночные отношения со всеми, включая Россию.

Обеспечить нужный для внутреннего потребления объем нефти, это около 6 млн тонн, не составит труда. Самостоятельно мы уже добываем около 1,6 млн тонн. Остальное всегда можем закупить на рынке. И даже если это повлечет подорожание импорта нефти, деваться некуда. Пора научиться жить в условиях рыночной экономики, как живет весь мир.

А что насчет усиления гарантий частной собственности. Как обеспечить ее защиту?

Алексей Янукевич

Безусловно, необходимо защищать частную собственность. С нее начинается все в принципе: и ответственное отношение к своей хозяйства, к своей стране, и развитие частного малого и среднего бизнеса.

Но защита частной собственности невозможно без восстановления и реконструкции судебной системы. Ведь и развитие бизнеса, и частной собственности зависят от справедливого и независимого суда. Возможно, здесь также необходим экспорт права, как это было реализовано в IT-сфере декретом № 8.

Ольга Ковалькова

Только независимый суд может обеспечить защиту и является основным гарантом неприкосновенности частной собственности. Судебно-правовая реформа и обеспечение независимости судов будет способствовать росту доверия инвесторов к государству и желанию вкладывать деньги в белорусскую экономику. Также гарантии права частной собственности может обеспечить невозможность ее изъятия «для государственных нужд».

Юрий Губаревич

Что касается гарантий инвесторов, то здесь достаточно следовать тому законодательству, которое имеется. Проблема состоит в правоприменении и практике всяческих особых условий и личных договоренностей бизнеса с властью. В итоге частное быстро становится государственным, а бизнесмены попадают в немилость и оказываются за решеткой.

Часто то же самое происходит и с недвижимостью граждан. Для обеспечения защиты частной собственности чиновники должны быть исполнителями законов, а не волюнтаристских решений и коррупционных схем. Для этого нужно обновление власти.

Павел Северинец

Частная собственность, в том числе на землю, станет основой белорусского хозяйства. Она гарантирует человеку независимость, свободу, самостоятельность и, следовательно, в тесной связи с личной достоинством и личными правами человека. Она соответствует потребности человека в безопасности и заботе, что прежде всего имеет значение для семьи. Главные гарантии частной собственности — ясные законы и независимая судебная система. Их нет.

Актуально:  Борис Желиба: Лукашенко в целом примет российские условия

Сегодня мы имеем колхоз, где власть захватила мафия, наилучшее забирают себе, остальное — людское и ничье. Земля по всей Беларуси раздается российском, китайском, арабском компаниям, и никто не знает, куда идут деньги. Белорусских предпринимателей сажают в тюрьму, отжимают бизнес, людей просто грабят, выдавливают из страны.

Правоохранители тут главные нарушители закона. Но белорусы генетически законопослушные, у нас правосознание в крови со времен Статута ВКЛ, мы славянские немцы. За год судебно-правовой реформы и местного самоуправления мы дадим белорусам как хозяевам все гарантии для достижения благополучия.

Анна Канопацкая

Когда я училась на юрфаке, у нас был преподаватель профессор права Василий Чигир, автор Гражданского кодекса. Он говорил, что у нас замечательно прописаны гарантии в каждом нормативно-правовом акте. Но, к сожалению, нет независимого суда, который бы гарантировал исполнение предусмотренных законом гарантий.

Поэтому как юрист считаю, что усиливать гарантии частной собственности нет необходимости. Надо просто обеспечить защиту права собственности на основе принципов верховенства права, независимого суда и через беспрекословное выполнение законов всеми: и властью, и гражданским обществом, и гражданами.

В это должны быть вовлечены не только государственные органы и юридические лица, но и физические.

Николай Козлов

Защита частной собственности должна быть священным правом, так как это основа любой экономики. Для этого необходимы, прежде всего, законодательная база, которая гарантирует ее защиту, и независимые суды. Мы видим, как проводятся суды, когда государство вступает в спор с коммерческими структурами или частными лицами.

Сейчас шансов в противостоянии с государством нет ни у тех, ни у других, потому что в белорусских судах существует телефонное право. Наша партия уделяет частной собственности наибольшее внимание. Ведь если мы зовем инвесторов в Беларусь, мы должны создать условия, в которых они не будут бояться за свои вложения и имущество.

Какие социальные гарантии вы бы сохранили, какие убрали?

Алексей Янукевич

Больше создавать возможностей и меньше вмешиваться — такими должны быть социальные гарантии. Провоцировать и укреплять зависимость людей от государства, может, и удобно, но я считаю это преступлением. Государство не должно этим заниматься. А лучшие социальные гарантии — это способствование экономической активности белорусов, развитие малого и среднего бизнеса, налоговые льготы.

Но, безусловно, обязанностью государства есть позаботиться о тех, кто не может позаботиться о себе сам. Социальные гарантии, в первую очередь, должны сохраниться те, которые направлены на такие категории населения, как дети, пенсионеры, молодежь.

Ольга Ковалькова

Конституцией Беларуси гарантируется бесплатное образование и здравоохранение в госучреждениях. Однако сегодня государство все глубже залезает в карманы граждан. Большинство родителей сталкиваются с поборами в школах. В белорусских вузах больше платных мест, чем бюджетных. В больницах и поликлиниках становится все больше платных услуг. Необходимо вернуть белорусам право на бесплатное образование и здравоохранение.

Однако в перспективе стоит переходить на страховую медицину, с учетом зарубежного опыта, например Германии.

В свою очередь, следует сократить субсидирование ЖКХ. Сейчас самые богатые (те, кто имеет большую жилплощадь) получают от государства большую поддержку, чем менее состоятельные семьи. При этом важно усовершенствовать адресную помощь многодетным и семьям с невысокими доходами, а также вернуть бесплатный проезд для пенсионеров.

Юрий Губаревич

У нас нормально работает система социальных гарантий и помощи тем категориям населения, которые не могут быть заняты в экономике. Это, например, пенсионеры или семьи с детьми. Другое дело — размеры выплат. Но это уже зависит от состояния экономики. Вот ее нужно реформировать, при этом прописав механизмы поддержки тех, кто в результате этих процессов потеряет работу и кому потребуется переквалификация.

Также стоит рассмотреть вопрос целесообразности раннего выхода на пенсию силовиков, учитывая их количество и то, что это здоровые мужики.

Павел Северинец

Официально Беларусь — социально ориентированное государство, но это советская модель социальных гарантий: обещаем все, но даем лишь бы что. Как христианский демократ, я — за социальную рыночную экономику по немецкой модели. Прозрачность бюджета, сильное местное самоуправление, государственные фонды для поддержки пенсионеров, нетрудоспособных, молодежи.

Поддерживаю социальную платформу независимых профсоюзов: отменим срочные контракты, дурацкие декреты, дорожный налог; введем налоговые и кредитные льготы для мелкого и среднего бизнеса; молодым семьям — одноразовые беспроцентные кредиты на строительство или покупку жилья на 15 лет; снизим страховой пенсионный стаж с 20 до 10 лет, отменим понижающий коэффициент для работающих пенсионеров; вернем льготы на проезд студентам.

Анна Канопацкая

Я считаю возможным сохранить и даже дополнить те социальные гарантии, которые направлены на улучшение и исправление демографической ситуации. Кроме этого, я бы перешла на адресную финансовую социальную помощь. И ничего не убирала бы, потому что сегодня пенсионеры, ветераны защищены недостаточно.

Николай Козлов

Учитывая уровень жизни (для большинства это сведение концов с концами), этот вопрос имеет большое значение. Вот уже 25 лет мы никак не можем достичь заветного рубежа в 500 долларов. При этом все социальные гарантии, которые можно было убрать, Александр Лукашенко уже убрал.

Однозначно должно сохраниться бесплатное среднее образование и базовое здравоохранение. Но я считаю, что необходимо постепенно переходить на страховую медицину. Важно, чтобы осталась адресная помощь людям с инвалидностью, людям и семьям, которые попали в затруднительное положение.

Необходимо решать вопрос с пенсионным обеспечением, потому что те пенсии, которые мы имеем сегодня, не позволяют жить полноценно. Все остальное зависит от состояния экономики.

Какие три реформы вы провели бы первыми в случае избрания президентом?

Алексей Янукевич

Безусловно, номер один — это судебная реформа. Вторая — децентрализация власти и реальное самоуправление в городах и районах, включая избрание мэров и глав районов прямым голосованием. И третья — это реформа образования. На сегодняшний день образование фактически уничтожено, кроме каких-то очень узких секторов, обслуживающих IT-сферу. (Ну и медицина еще немного держится.)

Поэтому нужна коренная реформа, так как без образования нет будущего. В том числе это предполагает присоединение к Болонскому процессу и соответствующие с ним реформы. А также больший акцент среднего образования на гимназии и лицеи.

Ольга Ковалькова

В первую очередь судебно-правовую реформу, чтобы обеспечить независимость судов. Это способствовало бы увеличению частных и иностранных инвестиций в экономику, созданию новых рабочих мест и росту благосостояния.

Также важны реформа системы образования, десоветизация и декоммунизация, большая самостоятельность вузов, их ориентация на рынок труда и работодателей. Человеческий капитал должен стать основой экономического развития и роста благосостояния семей.

Важно вернуть белорусам право выбора своих руководителей, от мэра города до президента страны. Это подразумевает реформу избирательного законодательства, которая привела бы к тому, что граждане будут иметь возможность влиять на решения властей. Тогда найдутся дополнительные деньги на новые школы и детские сады, а также поддержку семей.

Бюджетные средства не будут тратиться на разные капризы правящей верхушки: Европейские игры, хоккейные турниры, многочисленные резиденции и дворцы. Честные и справедливые выборы повысят доверие к государственным институтам и позволят реализовать пакет реформ, разработанных христианскими демократами.

Юрий Губаревич

Нужно вернуть выборность органов власти и сделать суды независимыми, тем самым обеспечить принцип разделения власти. Далее — реформа социального обеспечения граждан в условиях трансформаций, о чем я уже сказал выше. И, собственно, экономические реформы. В первую очередь это касается неэффективных госпредприятий.

Павел Северинец

Судебно-правовая реформа: восстановительное правосудие вместо карательного советского, выборность, а не назначение судей, суды присяжных, децентрализация судебной системы, снижение размера государственной пошлины при обращении в суд, «Закон Линкольна» ради искоренения коррупции.

Реформа системы здравоохранения: будем тратить на здравоохранение 10% ВВП, повысим зарплаты врачам, будем отчислять в Фонд медицинского страхования средства из оборота табака, алкоголя, игрового бизнеса, штрафов за экологические нарушения, введем институт семейных врачей, дадим льготы тем, кто оказывает медицинскую помощь добровольно (реабилитационные центры, церкви, волонтеры), льготы на лекарства.

Пенсионная реформа: построим трехуровневую систему пенсий: социальная (снабжена государством), рабочая (страховая) и дополнительная негосударственная. Теперь человек всю жизнь работает на пенсию, часто не доживает до ее, а деньги остаются государству. Кроме этого введем персональные накопительные счета.

Передадим в накопительных пенсионный фонд 25% акций крупных государственных предприятий и 25% доходов от приватизации. Гарантируем надбавки пенсионерам, которые имеют двух и более детей. За два года реформы средняя пенсия достигнет 1000 рублей.

Анна Канопацкая

Экономическую. Это обеспечение гарантий собственности, как в отношении промышленного производства, так, например, и в отношении земли. Кроме этого, амнистия капитала и создание условий для привлечения инвестиций и развития малого бизнеса. А также создание условий для мобильного рынка труда. Это все тесно связано с децентрализацией власти, которая будет способствовать экономическим реформам.

Социальную. В первую очередь это все те инструменты, которые будут рассчитаны на увеличение рождаемости. Снижение возраста вступления в брак с согласия родителей для женщин до 17 лет. А также увеличение призывного возраста для мужчин до 20 лет.

Военную. Это переход на контрактную форму службы с возможными шести- или восьмимесячными сборами. Потому что любой человек должен иметь навыки защиты себя, своей семьи. Если брать европейский пример для такой реформы, то им может быть Швейцария.

Николай Козлов

В первую очередь необходимо вернуть почти семи миллионам избирателей право и возможность выбирать президента и депутатов — то есть определять путь развития страны и контролировать расходование миллиардов долларов бюджетных денег.

Второе, провел бы реформу судебной системы и обеспечил бы таким образом эффективное противодействие коррупции и защиту частной собственности для развития малого и среднего бизнеса и привлечения крупных инвесторов с деньгами, технологиями и рынками.

Третье — конституционная реформа. Кардинальное сокращение полномочий президента, отмена всех декретов, указов, законов, противоречащих Конституции (в том числе декрета о так называемых тунеядцах, «закона Равкова», контрактной системы найма на работу).

Какая Беларуси нужна степень интеграции с Россией? И в случае ее уменьшения как компенсировать экономические потери?

Алексей Янукевич

Отношения с Россией на сегодняшний момент определяются одним словом — зависимость. Это противоречит и здравому смыслу, и Конституции. Ни в коем случае нельзя экономическое сотрудничество подменять интеграцией. Это неизбежно ведет к аннексии и аншлюса. То есть никакой интеграции с Россией нам не нужна.

Я убежден, что отказ от интеграции с Россией не принесет экономических потерь, а, наоборот, белорусы оказаться в плюсе. Сегодня же мы несем большие потери, например, защищая российский автопром и не имея возможности по низким пошлинам или без них ввозить европейские автомобили.

Ориентация на российский рынок ведет к деградации белорусского экономической системы. А отказавшись от интеграции с Россией, мы сможем интегрироваться в европейское экономическое пространство. Это, безусловно, лучшая и гораздо более выгодная альтернатива.

Ольга Ковалькова

Необходимо денонсировать договор о Союзном государстве и развивать прагматические отношения с Российской Федерацией. При этом важно сохранить с ней экономические отношения, но отказаться от политической интеграции с Кремлем. Беларусь не должна ощущать последствия агрессивной внешней политики российского руководства.

Евразийский интеграционный проект также не приносит положительного влияния на экономику Беларуси. Скорее всего, его ждет участь СНГ. А западные санкции в отношении Кремля и экономические проблемы в России крайне отрицательно сказываются на развитии Беларуси.

Сейчас как никогда остро стоит вопрос проведения структурных реформ, чтобы повысить эффективность экономики и выйти на европейские рынки. Это единственный выход из того политического, экономического и социального тупика, в который нас завели за последние 25 лет.

У христианских демократов есть партнеры в развитых европейских странах (например, в Германии), которые готовы поделиться опытом реформирования. Многие двери и возможности откроются, когда Беларусь станет на демократический путь развития и возьмется за построение правового государства.

Юрий Губаревич

Нынешняя интеграция как раз и ведет к экономическим потерям. Жизнь показывает, что с Россией не только политический союз опасен, но и экономический, даже на прозрачных условиях, тоже проблематичен. Давайте зададим себе простой вопрос: что может дать Россия для развития Беларуси? Технологии и инвестиции? Вряд ли. Я уже не говорю о демократии. Даже дешевые энергоресурсы — уже нет.

Большой рынок для реализации нашей продовольственной продукции? И его постепенно для нас сужают в результате всяких торговых войн. Беларуси сейчас нужна не дешевая нефть, а современные технологии, инвестиции и четкие правила игры. Это все есть в Европе.

Павел Северинец

С Россией мы выступаем за добрососедские отношения с позиций независимости. Сегодня Беларусь — придаток отсталой и коррумпированной российской экономики, серая зона для отмывания криминальных капиталов. Экономические потери у нас как раз из-за «интеграции», которая на самом деле есть ширмой для обогащения правящих кланов, олигархов и спецслужб.

Основой новой экономики будет мелкий и средний бизнес, ИТ, информационные технологии, сервис и транзит, транспортно-логистические хабы и банки, а не убыточные советские энергоемкие и материалоемкой дымные заводы, штрафы и государственная контрабанда. С Россией будем цивилизованно торговать, как независимая европейская страна.

Анна Канопацкая

Я вообще не считаю возможной интеграцию с какой-либо страной, в том числе с Россией. Я сторонник того, чтобы Беларусь развивала добрососедские отношения, равноправное торговое партнерство со всеми странами, тем более с соседями. Если мы будем развивать равноправное торговое партнерство и если у нас будут работать те же нефтеперерабатывающие заводы, вне зависимости от того, кто на них будет поставлять нефть, не будет никаких экономических потерь.

Николай Козлов

Прежде всего, следует отказаться от Союзного государства, потому что договор о его создании несет угрозу суверенитету и независимости Беларуси. Хотя точно так же должен быть снят с повестки дня вопрос ОДКБ, так как в Конституции написано, что мы стремимся к нейтральному статусу.

С Россией у нас могут быть нормальные взаимоотношения двух независимых государств, которые основываются на стандартных международных договорах и экономической выгоде. Мы должны пройти путь, который проходили страны Балтии, Польша. Нам нужен план Маршалла. Тем более что, став демократической страной, мы сможем рассчитывать на помощь международного сообщества. Конечно, будет тяжело.

Но надо понимать, что та ситуация, в которой нас пытаются законсервировать, в конце концов приведет к экономическому кризису. Мы не сможем вечно жить по принципу «день простоять да ночь продержаться», как делаем сейчас.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *